Это наш Дом Без Ключей...

Архив Василия Демешкина. Часть 8.


Все необходимые материалы, сырьё – приходили.

Сульфат доставлялся в достаточном количестве, сколько только требуется, без перебоя, даже запас был от двух до трёх месяцев, в деревянной таре, с перепиской завода с заводом.

Песок белый добывался из недр близ завода, в лесу, около деревни Полхово. Он подвозился оттуда на пруд, где мылся специалистами, которые возили его и промывали – это делали для горшечной и белой печи, а для других печей шёл жёлтый песок, который добывался в самом заводе, напротив в леса Храповицкого. Перебоев в доставке не было.

Стеклобой грузился с водочных заводов из Москвы, с Трёхгорного пивоваренного завода и других.

Глина для гончарной мастерской сначала, когда была горшечная печь, доставлялась из-под Мошка, от деревни Васюнино; а потом, согласно переписке, доставлялась и приходила из Воронежской губернии, а также оттуда приходили и другие грузы: для постройки и ремонтов ванных печей – стеновой и донный брус и колпачный шамотный и динасовый огнеупорный кирпич.

Солома и сено для упаковки посуды покупались в местных ближних деревнях около завода – такое количество пудов, что даже страшно глядеть: большие омёты, скирды, от трёх до пяти примерно – около полутора тысяч пудов и более. Никакой задержки с ней не было.

Кули мочальные частью вырабатывала на заводе группа спецов: Галкин Фрол, Чуркин Игнат, Нестерков Иван Нестерович, Царьков Фёдор, Ивченков Леонтий, Харитонов Павел. А большая часть вагонов приходила из Мордовских губерний.

Лапти для рабочих, разных размеров, привозили из Гусевского и Меленковского уездов, где этим делом занимались несколько деревень, как то: Ильино, Маха и другие деревни.

Привозили и другие материалы и продукты для магазина. Вся мука: ржаная, пшеничная, разных сортов – доставлялась с мельниц купцов Бугрова и Башкирова в Нижнем Новгороде – несколько вагонов; остальные грузы – продукт из разных городов: Москвы, Саратова и других.

Топливо - дрова и пень - доставлялись возчиками ближних деревень (Мызино, Дорофеево, Нагорное, Колодино, Демидово) к стекольному заводу из лесоделянок Петрячинской /Петрягинской?/ дачи, Ефросиньевской дачи, Лосева Бора и других лесных дач. Заготавливались теми же рабочими этих деревень. Ходили и возили дрова примерно от 100 до 150 лошадей в день. Такое количество за зимний сезон, за 4 месяца, составляло примерно около 13000 сажен. Запас дров был от 1 до 2 лет. Печь дров сжигала мало, была устроена экономно – но когда работали 3 печи, то дров шло более, и сжигались они нерентабельно.

Вот я приведу такой пример. Технорук Кирсанов Георгий Дмитриевич проживал на Малой слободе. И когда он увидит, что из трубы идёт чёрный дым, то он как угорелый бежит в гуту к шуралям, и начинается ругань с ними - по недосмотру излишняя шуровка, которая бесполезна: сильный напор самого дыма очень влияет на температуру печи. А тем шуралям это очень выгодно: они нашуровали дров целую газогенераторную коробку – и свободны. Это недопонимание было с их стороны.

Дрова из лесу вывозились 75 сантиметров – это для газогенератора, 50 сантиметров - для отопления квартир рабочих. Сама заготовка дров производилась в мелком виде. Чураки кололись на месте, в лесу, на полено. Сами чураки большие из лесу не брались при вывозке.

Пень заготовлялся очень мало, так как таковой заводу не требовался: очень смолист. Только и должен идти, что на выработку дёгтя и смолы.

В первое время была ещё заготовка пучка из мелкого кустарника для отопления квартир рабочих и других учреждений.

Дровяной склад огорожен не был: хозяину и не было надобности его огораживать, потому что никакого хищения дров со склада не происходило. Каждому рабочему разрешалось брать дрова со склада. Посередине самого склада, где по обеим сторонам находились дрова, была проложена узкоколейная железнодорожная линия для подвозки дров на отопление газогенераторов трёх печей. Ходила специальная вагонетка, которую двигала лошадь. Но были недостатки в том, что сама линия не могла обслужить склад: от каждой поленницы-то приходилось той же лошади на дрогах подвозить дрова к пролегающей линии, а оттуда на вагонетки. И та же лошадь двигала вагонетку, а иногда даже и две.

Tasha.
Фото автора.
Судогда, 14 октября 2011 г.





Архив Василия Демешкина. Часть 8.