Это наш Дом Без Ключей...

Архив Василия Демешкина. Часть 18.


Как уже описано, труд стеклодува и других был очень тяжёлый. Взять хотя бы составный цех, где можно бы труд рабочего немного улучшить, облегчить – тем хотя бы, чтоб таскать носилки с составом полегче, или же устроить что-нибудь подельнее. Верно говорила женщина Марья: «Такая тяжесть, лошадиную силу надо иметь! А устройства для облегчения – пустяки требовались: вместо ручных носилок сделали бы тележку на колёсах. Надорвался, захворал – катись на все четыре стороны, и взыскать не с кого. Умирай – другого поставят. У меня с Иваном тоже бывает сражение - что ты наделал, урезонивала я его. Сам работаешь на вольном воздухе, а парнишку закабалили в гуту. А про наших хлопчиков скажу одно – прощенья нам нет, с таких лет закабалить ребятишек. Когда я провожаю своего на работу, сердце надрывается: в гуту, Боже мой, в гуту!.. Летом в ней жара нестерпимая, угар, дым. Каждые два часа потные, угорелые выбегают на пруд купаться. Зимой – лютая стужа, сквозняки. Отойдёшь в сторону от печи – обдаёт холодищем. Дверей у входов и выходов иногда не бывает – сломают, а устроить обратно - долго не устраивают. Дует ветер, свищет во все щели и прогалины. Мой сынишка поступил раньше твоего Серёжи, сказал – зимой прибежишь до начала работы, у верстака возле печи в деревянных креслах храпят мастера, негде прилечь – камень, стекло, холод. И вот мы, ребята, соберёмся гурьбой, прыг один за другим в жаркий опечек, где песок для варки стекла калится, расположимся там и уснём, пока на работу не крикнут. Вылезаем оттуда, словно из бани. Рубашку хоть выжми, потом обливаемся...»

Беседа матерей прервалась – с завода возвратились утомлённые их сынки-хлопцы. Вот она – охрана труда наша. Никто не мог подумать и предположить кое-что.

Tasha.
Фото автора.
Судогда, 20 октября 2011 г.





Архив Василия Демешкина. Часть 18.