Это наш Дом Без Ключей...

Архив Василия Демешкина. Часть 10.


Снабжение производилось из местной лавки, в которую ежедневно привозили тот или иной товар и продукты из города Судогды и тех магазинов, которые принадлежали Торговому Дому «Евграф Голубев с Сыном и Внуками». Отпуск производился в кредит по заборным книжкам, выдаваемым в конторе завода. В книжку записывали всё, что рабочий брал из лавки, и эта церемония происходила ежемесячно, 1-2-3-4 числа каждого месяца. Жёны рабочих приходили в контору завода к конторщику расчётного стола Суворову Андриану Петровичу со своими заборными книжками, где, глядя на семейное положение и по числу работников, им выписывали продукты от 15 рублей до 25 рублей.

Можно привести такой пример, хотя бы двух больших семей: Цветникова Гаврила Демидовича и Шуралёва Ефима, у которых много рабочих, - их жёны выписывали для своей семьи:

Муки ржаной мешок – 4,5 пуда

Муки пшеничной 1 сорт – 1 пуд

Муки пшеничной 2 сорт – 1 пуд

Муки пшеничной красной 1 сорт – 1 пуд

Сахару – 8 фунтов

Песку – 5 фунтов

Масла льняного четверть – 7 фунтов

Мыла – 5 кусков

Табаку – 1,5 фунтов

Спичек – 1 п.

Керосину четверть – 7 фунтов

Чаю – 1 фунт

Баранок – 5 фунтов

и так далее на сумму не более 20 рублей, в зависимости от потребности. Если же ему мало, то между 15-18 числом, согласно его заработку, ему вновь открывали кредит до 15 рублей. Но не все рабочие пользовались кредитом в ту или иную сторону. Одним рабочим его вовсе не давали – это тем, которые себя показали плохо, недостаточно работали: никакого долга за рабочим не должно быть. А другому – наоборот: ему предлагали кредит, но он от него отказывался в силу некоторых причин – некачественные были продукты.

...Эта миссия в конторе окончена, и жёны рабочих с книжками идут в местную лавку, где ждёт приказчик - Демешкин Дмитрий Гаврилович. Смотря по тому, что написано в книжке, отпускает он все продукты, записывая у себя в книгу, а по окончании месяца эти заборные книжки отбираются для подсчёта, на какую сумму кто набрал, и уже первого-второго числа каждый приходит обратно в контору, где ему открывают кредит, и так месяц за месяцем и год за годом продолжалась такая выдача – до самого переворота.

Я хорошо помню слова того приказчика, который говорил: «Берите, случаем пользуйтеся! Придёт время, когда и взял бы, да не дадут».

Вот нашему хозяину Сергею Ивановичу очень не нравились рабочие, которые отказывались от кредита, и ставили его в неудобное положение тем, что тому рабочему приходилось платить всё, что он заработал, а уж где он покупал продукты – по всей вероятности, что в Судогде. Но таких людей было мало, которые себя выдерживали. У них месяц за месяцем выходило. Можно привести примером: Чиркунов Иван, Русов Дмитрий Антонович, Сергунов Павел Сергеевич, Селезнёв Антон Герасимович, Фролов Иван Николаевич. Но остальные были в зависимости у хозяина – работали у него, не получали деньги, или же получали очень мало. Он только говорил всегда: «Зачем вам деньги, я вас закормлю, одену, обую, только не могу дать одного, это не в моей власти: водки, которую продаёт казна. А остальные продукты можете брать в местной лавке, а если вам нужно костюм, пальто, тузурку, галоши, ботинки, сапоги кожаные и валенные, на рубашку, на нижнее бельё – то пожалуйста, к вашим услугам. Напишем записку в городские наши магазины. Даже можно выписать виноградного красного вина из нашего Рейнского погреба, но чем же вы недовольны? Если вам костюм, или пальто, или обувь не годится, не нравится цвет, то это можно исправить. Вам всё будет выполнено, только нам стоит написать письмо в Москву – всё будет сделано!»

Да вообще, рабочие были в таком положении, только что работали, но получать было нечего, так было поставлено, чтобы поменьше выдавать деньги, но, может, кому кажется неясно, откуда у них товары, продукты и другие материалы. Как в таких беседах Сергей Иванович сказал: «Мы, Торговый Дом «Евграф Голубев с сыном и внуками», имеем большой авторитет между купцами – владельцами некоторых больших предприятий, а именно: Мукомольные предприятия в Нижнем Новгороде Башкирова-Бугрова - от них мы получаем по 5 вагонов муки ржаной и пшеничной; а также другие владельцы отправляют сахар, масло, мыло, крупу, пшено и ряд других продуктов и товаров. Деньгами наличными мы не платим, а выписываем срочные векселя не более как на месяц, которые учитываются в Московском Банке, где у нас имеется текущий счёт и учёт векселей».

Tasha.
Фото автора.
Судогда, 20 октября 2011 г.





Архив Василия Демешкина. Часть 10.