Это наш Дом Без Ключей...

Архив Василия Демешкина. Часть 11.


С охраной от пожара дело обстояло великолепно, даже очень хорошо. Была энергичная работа самих рабочих – не в одном только заводе, но и в окрестных деревнях. В окрестных деревнях и в самом городе Судогде, если чего загорится, не обходилось без рабочих завода. Необходимо сказать, что пожаров и там, и там было немало – около шести больших пожаров припомнить можно. Пословица даже была такая – как в деревне, а также в городе было её слышно: «Ну, дикая дивизия, Фараоны пришли – сейчас всё затушат». И женщины в деревнях уже не вытаскивают всё имущество, только охраняют его от хищения.

В самом заводе пожары происходят обязательно, тут уж никуда не деться. В воскресенье утром, почти в каждое, падал колпак печи, или же проедает брус печи. Живя недалеко от гуты, жители были очень обеспокоены такими происшествиями: обязательно пожар бывает в полночь, около 2-3 часов утра, когда уже рабочие не работают и уходят домой, - в то время гута бывает пустая, кроме стекловара и шуралей, но они не могут дотянуть до утра, обязательно что-нибудь загорится. К частым пожарам наш хозяин Сергей Иванович привык.

Мне приходилось быть очевидцем двух таких пожаров. Дело обстояло так. Когда окончилась работа в гуте, рабочие ушли на отдых, остались только стекловар да четыре шураля - два пришли на смену, а двое смену кончили. Вдруг получился обвал колпака из печи на крышу. На самом верстаке образовалось огненное пространство, огонь сильно стал ударять в крышу самой гуты. Один шураль поднял тревогу – зазвонил в пожарный колокол. Наши активные рабочие завода прибежали в гуту, вывезли пожарную машину и приступили к тушению. Борьба с таким сильным огнём стала невыносимой. Вдруг появляется сам хозяин Сергей Иванович в своей двухпудовалой в заплатах тужурке и пудовалых валеных серых сапогах, в золотых очках. Прибежал, как говорится, сам не свой, начинает бегать вокруг верстака взад-назад, повторяя какие-то чудные, непонятные слова. Так он пробежал три раза, и пламя огня стало утихать. При усиленной работе самих рабочих, борющихся с огнём, пожар ликвидировали. Через три-четыре дня колпак был восстановлен, и снова пошла по-нормальному работа.

Вот каковы наши рабочие, и какое принимали участие в остановлении огня и всех его последствий.

Таких пожаров было на заводе очень много, и старые рабочие говорили, что как прибежит Сергей Иванович – всё будет ликвидировано. Он знает какие-то слова от огня.

Но всё же нашего хозяина Сергея Ивановича это не устраивало, и он решил приобрести противопожарную технику, провести водопровод в гуту, а также на территорию завода, а главное – на посудный склад, где хранится большое количество соломы и сена для упаковки посуды, ведь рабочие склада курят.

При первой поездке в Москву такое оборудование было закуплено и доставлено на завод. И началась подготовка и прокладка труб в самой гуте, до посудного склада, гончарной, механического цеха, составного цеха – по устройству водопроводной линии.

Было два пожара в гуте, когда присоединили пожарные рукава к колодцу водопроводной линии в гуте, их пришлось разложить по стороне гуты в таком состоянии, что люди, державшие брандспойт того пожарного рукава, не могли удержать даже вдвоём – такая была сила, что он у них вырывался их рук, и струя воды сильного напора начала сбивать с ног рабочих, которые пришли на пожар, и та струя попала в группу рабочих, они попадали вниз, и удержать такую струю не могли. Пришлось на 10 минут остановить ту технику. «Вот это техника!» - говорили рабочие.

Вообще, пожарное мероприятие на заводе стояло на высоком уровне. За всё время до революции пожаров на заводе было только два таких больших.

Горела рогожная, и её отстояли благодаря чуткой заботе самих рабочих. Уже начинает загораться крыша, и самый малый смелый рабочий Александр Ионович Морозов, как белка, вскарабкался туда и начал рубить деревянные переводы балки, чтобы уронить саму крышу на стопу дома, так легче было её заливать водой. И пожар был ликвидирован.

А другой такой пожар – горело силовое помещение механического цеха, загорелось на чердаке, и на некоторое время рабочие-паникёры сделали такую панику, что несколько рабочих хотели остановить двигатель и его трансмиссию, которая приводит в движение и противопожарную технику, которая была необходима для тушения. Если бы двигатель был остановлен, то пожар бы ликвидирован не был. И благодаря отчаянной отважной работе рабочих двигатель работал нормально. Когда пустили струю воды наверх, люди – обслуживающий персонал – находились на своих местах, никакой паники не устроили.

Вообще, в пожарном отношении завод был на первом месте даже в городе Судогде. Ещё можно описать, какой сильный пожар был в 1912 году. Горела деревня Новое Полхово, на горе, от того пожара пострадала вся поголовно деревня, кроме одной только школы, которая была среди деревьев, и они не давали возможности подступа огня к зданию. Но спасти саму деревню никак не удалось, хотя все рабочие завода принимали очень активное участие в тушении. Хотя наехало много пожарных машин, день был летний, жаркий, и все постройки были там очень близко друг к другу. Ввиду недостатка воды и пожарных рукавов крестьяне той деревни не могли приступить к прекращению пожара, даже было ликвидировано несколько пожарных рукавов /возможно, они сгорели? Из рукописи это неясно - Tasha/. К самой деревне нельзя было даже подойти – крестьяне были в поле, а находящаяся близ речушка Яда вся высохла от жары, и пожарные рукава протянуть было невозможно: тогда такой техники не было, чтобы соединить рукава, и вся помощь участников ликвидации пожара оказалась без результата.

Tasha.
Фото автора.
Судогда, 20 октября 2011 г.





Архив Василия Демешкина. Часть 11.