Это наш Дом Без Ключей...

Об ожирении у рыб и неожиданных проблемах


Суматранский барбус-"мутант" поправляется после ожирения

Необычный случай произошёл в нашем аквариуме около месяца назад. Сначала не дошли руки описать, но сейчас я всё же сделаю это, потому что дело показалось важным.

Все мы в теории знаем, что систематически перекармливать домашних питомцев вредно для их здоровья. И не так уж принципиально, идёт ли речь о собаке, о кошке, о птице или об аквариумных рыбках. Так или иначе - проблемы возникнут, и иногда они приходят, откуда совсем уж не ждёшь.

С аквариумными рыбками отследить правильность режима питания сложнее всего. Во-первых, они нам не подскажут, стало ли им сложнее двигаться - ну плавают и плавают… Трудно оценить. Во-вторых - обследовать с медицинской точки зрения мы их тоже почти никак не можем. В-третьих - и это, пожалуй, самое главное - рыбы едят корм, пока его видят, и аппетит у них не «выключается» никогда. Здесь мы не говорим о каких-то продвинутых хищниках - речь о среднестатистических данио, барбусах, гуппи и так далее. В результате сердобольные хозяева часто или кидают сразу очень много корма, радуясь хорошему аппетиту рыбок, или не могут удержаться, чтобы не подкинуть добавки несколько раз в день.

Что мы имеем в результате? Рыбки вроде бы даже и не против, а только за. Растут, выглядят красиво - яркие, крепкие, крупные, с выразительными очертаниями тела. «Располнеть» в привычном нам смысле рыбы, как правило, не могут - физиология не та. Жир скапливается в основном вокруг внутренних органов, и внешне зачастую может сложиться впечатление, что созрело много икры (что опять же побуждает покормить любимицу щедрее). На самом же деле животное чувствует себя совсем не так хорошо, просто в поведении своём никак этого выразить не может - чтобы мы это поняли. Потому-то даже опытные аквариумисты порой неосторожно закармливают своих питомцев до тяжелейшего состояния. А иногда и до смерти.

Да, к сожалению, это не преувеличение. Лет десять назад, консультируя в разделе лечения рыб на одном из аквариумных форумов, вместе с группой других комментаторов я гадала, что же происходит с крупной цихлидой, которая, несмотря на наши усилия, чувствует себя всё хуже (а началось, кажется, с упорного отказа нереститься). В итоге где-то через месяц рыба умерла, и я попросила хозяина вскрыть её и сделать фото. Надо же было понять наконец, что с ней такое произошло.

Увиденное впечатлило. Рыбина оказалась не просто тяжело болевшей, а ещё и нереально живучей. Печень её мы узнали только по форме и размеру - она была не красно-коричневой, а желтовато-белой и, видимо, практически переродилась из-за немыслимого скопления жира в брюшной полости. Этот орган, естественно, давно уже нормально не работал, рыба откровенно мучилась (кто сам сталкивался с заболеваниями печени и других внутренних органов, тот знает, что это не только опасно, но ещё и больно). Со всем остальным, как показало то вскрытие, было не лучше, так что действительно оставалось только удивляться стойкости организма, протянувшего долго в таком состоянии.

Хозяин был, конечно, очень опечален - ведь оказалось, что своими руками он вызвал гибель питомца, которого холил и лелеял несколько лет. И выяснить, что происходит, до последнего не удавалось - рыба же вела себя как обычно. В этом-то и есть главное коварство перекорма. Стоит ли говорить, что жалость к «голодным» рыбкам аквариумисту обязательно нужно изжить, если он хочет благополучия в своём рукотворном подводном мирке? Да, стоит. И ещё раз, и ещё. Только чётко соблюдаемый режим кормления с фиксированным размером порций - путь к выращиванию здоровых рыб. Конечно, это не касается молоди - она в процессе роста питается очень интенсивно. А вот когда взрослеет - соблюдение правил нужно обязательно.

…Так что это был за случай, который освежил в памяти эти размышления? Дело было так. Нам понадобилась группа взрослых суматранских барбусов, и - вот удача! - мы сразу же обнаружили их в одном из местных зоомагазинов. Рыбы были явно домашними, кто-то, видимо, сдал из расформированного аквариума - и мы были рады их приобрести, глядя на крупный размер и отличную кондицию. Рыбки были очень упитанными, и самки, кажется, были готовы метать хоть сейчас, а самец всего-то вроде бы был один.

Странности начались, когда мы ещё не успели даже дойти до дома (а до него хода - 10 минут). Рыбы в пакете стали как-то странно заваливаться, очень часто дышать и кувыркаться, теряя ориентацию. Что происходит? Мы с Антоном ни разу в жизни такого не видели. Отравиться им было решительно нечем…

Посадив новичков в карантинник с хорошей аэрацией и добавив в воду метиленовый синий (это не просто антигрибковое средство, а противоядие при отравлениях аммиаком, часто случающихся при транспортировке - кто знает, сколько и как до нас эти рыбы ехали), мы вскоре увидели: стало лучше. Барбусы плавали, как ни в чём не бывало. Хотя иногда им снова становилось как будто душновато. Это обычно происходило после резкого включения света. Да и вообще рыбки держались в дальнем тёмном углу и старались забиться в укрытие, установленное для находившихся там же сомиков. Что за странности? Для суматранцев это совершенно ненормально. Мы переглядывались и по-прежнему ничего не понимали. Рыбы выглядели во всём остальном вполне здоровыми.

Время карантина истекло - решили пересадить наших барбусов в общий аквариум. Он был большой, давно запущенный, с хорошим кислородным режимом. Мы никак не ожидали проблем, но… Они нарастали, как снежный ком. Сразу после пересадки рыбы снова начали кувыркаться, задыхаться, потом вроде бы выправились, хотя держались опять же в дальнем тёмном углу... А через сутки одна из них погибла. Я сделала вскрытие, чтобы выяснить, что же, в конце концов, происходит.

Простой ответ не заставил себя ждать. Обследовав жабры, я увидела характерно «подгоревшие» лепестки на всех дугах - следы перенесённого азотного ожога. Похоже, до нас эту рыбу транспортировали в магазин не в лучших условиях - и, возможно, долго. Так или иначе, нежная ткань пострадала, и жабры стали функционировать плохо - просто не могли поставлять организму кислород в том объёме, в котором требуется.

Хорошо… То есть плохо, конечно. Но вот в чём вопрос: повреждения эти точно не были критическими. Обычно, когда рыба умирает от азотного ожога жабр, на них уже места живого нет. А тут повреждены одни кончики, примерно на треть. Рыба домашняя, крепкая, как же она умудрилась оказаться столь чувствительной? Куда ушли силы, предназначенные на сопротивление стрессу?

Ответ был получен, как только я ввела скальпель в брюшную полость. Оттуда практически брызнул жир, настолько она вся была им забита. Органы были окружены жировыми «подушками», которые, конечно, сжимали их немилосердно. Отсюда моментальная потеря ориентации в пространстве, стоило рыбу напугать пересадкой, тряской в пакете или просто резким включением света. Плавательный пузырь был особенно зажат у этой особи, и он уже физически не мог расширяться и сжиматься так, как предписано природой.

Понятно становится и то, как стечение заурядных обстоятельств стало роковым. Если в обычных условиях повреждённые аммиачным ожогом жабры ещё как-то справлялись с поставкой кислорода, то при малейшем стрессе организм буквально задыхался. Конечно, и все внутренние органы брюшной полости, и сосуды были тоже очень зажаты жировыми отложениями. И при необходимости интенсивной работы следовала не активизация, а общий срыв. Одного из них погибшая рыбка не пережила.

Тут же пришло и объяснение, почему рыбы прятались под корягой и по тёмным углам. Они инстинктивно искали место, где их организм мог функционировать в наиболее бережном, практически «спящем», режиме, и где было как можно меньше раздражителей. Длился этот режим 24 часа в сутки. Ни о каком нересте, конечно, и речи быть не могло. Икра у вскрытой мной самочки, кстати, оказалась совсем незрелой.

Удалось ли как-то помочь оставшимся трём рыбкам? Да. Хотя мы и сомневались: очень уж тяжёлым было ожирение. Однако после перехода на разумный режим кормления рыбки понемногу стали приходить в норму. Сейчас, когда прошло уже больше месяца, они ведут себя, как и все здоровые суматранские барбусы: гоняют по аквариуму, устраивают бурные танцы с красиво расправленными плавничками - в общем, радуются жизни и радуют нас. После того, как лишний жир сошёл, оказалось, что у нас не один самец, а два (третья рыбка тоже оказалась самкой). Хотя растянутая брюшная полость до сих пор напоминает о себе отчётливо «дисковидной» формой тела: ширина у этих самцов почти равна длине, чего в норме даже у самок не бывает.

Суматранские барбусы поправляются после ожирения

Что сказать в заключение? Пожалуй, напомню общие правила кормления аквариумных рыб. Они справедливы практически для всех не хищных видов (барбусы, тетры, данио, радужницы, большинство видов цихлид и множество других рыб). Корм должен задаваться в таких количествах, чтобы он был полностью съеден за минуту, максимум - за две. Не больше! То, что осталось после этого, - лишнее. Если вы увидели оставшийся корм, в следующий раз порцию необходимо уменьшить, и так до тех пор, пока она не станет оптимальной. Двух, максимум трёх кормлений в день для взрослых рыбок - более чем достаточно, и никакие «голодные глаза» и плавание вдоль стекла при виде хозяина не должны сбивать с толку. Так будут делать даже рыбки, находящиеся на грани смерти от перекорма. Это не более, чем рефлекс. Следует спокойно реагировать на это и сохранять благоразумие, и тогда ваши питомцы сохранят здоровье, бодрость и яркие краски на весь срок жизни, отмеренный им судьбой.

Н.А. Знахуренко.
Фото Н. Знахуренко.
Судогда, 09 января 2021 года.





Об ожирении у рыб и неожиданных проблемах